Дорогие Гости Форума !  Зарегистрируйтесь, чтобы получить доступ к архивам старого форума, где находится огромное кол-во опыта и полезных советов по отношениям !

A A A A Автор Тема  (Прочитано 7436 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Alex_OdessaАвтор темы

Sasha_meteor

Цитата:
Стремление к поражению. Михаил Веллер.

Это далеко не факт, что человек делает все лично от него зависящее, чтоб добиться желаемой цели. И не делает не просто по лени, или трусости, или недостатку энергии. Нередко у человека происходит просто не то "затмение мозгов", не то "затмение чувств", и он совершает шаги не просто неадекватные - но логически не объяснимые, противорацио-нальные, противоречащие собственным желаниям и интересам. Это сродни искушению (см. "Искушение").

Помпеи не должен был проиграть битву при Фарсале. Войск у него было больше, и он - Гней Помпеи Великий, храбрый старый солдат и опытный полководец - умел выигрывать сражения не хуже Цезаря. Но в решающий момент битвы он впал в странное оцепенение, в безвольную бездеятельность, прекратил управление войсками и стал тупо ждать конца. Чего и дождался. Цезарь был не из тех, кто упускает свой шанс. Прошло несколько лет - и великий мудрый Цезарь буквально за шиворот приволок себя в сенат под кинжалы заговорщиков. Он был неоднократно предупрежден о заговоре и опасности, "бойся мартовских ид" - это вошло в присказку. Он знал римские нравы насквозь, у него были все средства обеспечить свою безопасность: он словно нарочно отказался от любых, элементарных мер безопасности. Наполеон был храбр, но отнюдь не безрассуден. Начиная с 1809 года, как отмечала свита, он буквально лез под ядра, находясь под огнем безо всякой надобности. Противоречить императору было трудновато; генералы сошлись на том, что он по-искивает смерти в бою. Смерть могла снять великие и неразрешимые противоречия, неодолимость которых Наполеон уже осознавал: он хотел слишком многого, и был не в силах ни исполнить все свои титанические планы, ни отказаться от них. Любому, кто пускался в тяжелые предприятия, знакома животная тоска, в какие-то миги, предшествующие решительным шагам, охватывающая слабостью все существо: желание спрятаться, избежать ситуации, оттянуть время решительного шага. Хотя сам всего хотел и продолжает хотеть. Нет, это случается далеко не всегда, но и вовсе без этого никогда не обходится.

Это вроде тоски солдат в какой-то момент времени перед решающим боем - даже если они хотят боя и уверены в победе, и даже в том, что выживут, тоже могут быть уверены! - а все равно... То есть. Вот у человека есть сильное желание и осознанная цель. Это требует усилий и действий. Есть и вера, и надежда, и силы. И вот подходит время конкретного серьезного действия. И человек готов действовать, он давно готовился. И вдруг в нем возникает летучая тень слабости и желания избежать ситуации; при том, что ситуация ему понятна и желанна.

Это желание избежать борьбы с жизнью, трудностей, риска. Это сродни страху актера перед спектаклем или студента перед экзаменом. Все в порядке! - а все равно нервы взвинчены, и легкая тоска в животе. Почему? - даже в том случае, когда ничем не рискуешь, ничего не потеряешь.

Вот сидит бригада работяг - приехали на заработки, хотят работы и денег. Ждут, когда первый плот на реке покажется. Почему это невинное рабочее ожидание томительно людям, и когда таки показывается первый плот - деньги же плывут! - тоска толкается в желудке, и вместо радости - не то робость, не то желание, чтоб подольше не было этого плота: короче, стремление потянуть ситуацию, в которой пока можно ничего не предпринимать.

Это относится к первому приходу на новую работу, к переезду в новый город. Оттенок страха, робости, неуверенности, тоски, желания отодвинуть новую ситуацию.

Вот эта новизна многих ситуаций воспринимается человеком двояко. С одной стороны, он сознательно хочет. С другой стороны, он подсознательно побаивается, даже если ему видится и понимается, что бояться ну решительно же нечего. Чего он боится? Или спросим иначе: что вызывает у него отрицательные эмоции, нежелание? Первое. Новизна грядущей ситуации означает неопределенность. Никогда нельзя знать заранее всех подробностей, неизвестно какие вылезут неожиданности и случайности, надо быть готовым к чему угодно. Раз толком не знаешь еще, к чему, - ну так к чему угодно. Напряжение неопределенности велико потому, что неопределенность может потребовать всех твоих сил без остатка, и еще мало будет. Неопределенность подступившего, но еще не наступившего - это вроде наступления привидения: не знаешь, чего от него ждать и как в случае опасности бороться и спасаться. Поэтому привидение страшнее любого реального врага.

Перед неопределенностью человек беспомощен и беззащитен: есть возможность нежелательных и неопределимых событий, но защититься от них невозможно: не знаешь миг, когда потребуются от тебя действия, не знаешь конкретных размеров и направлений опасности. А быть защищенным от всего на свете в любой миг - никак не возможно. Поэтому состояние неопределенности человек переносит до " крайности плохо. Его нервная система пытается полностью мобилизоваться, чтоб быть в любой момент готовой ко всему - и очень быстро измучивается, устает. И вот человек уже готов даже к самому плохому исходу - потому что лучше один самый плохой, чем в каждый миг возможность любого из плохих. Как удачно выразился Мольтке-старший, "лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас конца".

Разрушительную силу неопределенности во все времена хорошо знали следователи, "разминая" подследственных до полной утери воли и инстинкта самосохранения. Размолотый неопределенностью человек сплошь и рядом кончал с собой, не в силах выдержать этой пытки - пытки ожиданием чего угодно в любой миг.

Таким образом. Стремясь к какой-то цели. Человек втягивает себя. В цепь ситуаций. Неопределенность которых ему тяжела и нежелательна. И он хотел бы ее избежать. Как сейчас, так и в будущем.

Начинающему лыжнику при спуске с горы трудно держать равновесие при каждый миг чуть меняющемся положении тела. И он сваливается раньше, чем мог бы. Он мог бы еще ехать, но эта постоянная неопределенность положения равновесия в каждый последующий миг достает его, и вестибуляр приказывает: к черту, мне очень трудно, хватит, падаем. Воля давит бессознательный голос вестибуляра, а привычка сильно уменьшает неопределенность, и через энное время лыжник будет в порядке.

Сходно и в жизни. Чтобы ехать, надо уметь заставить себя преодолеть трепет неопределенности - и тогда она перестанет быть неопределенностью, и даже наступит кайф езды: ты ведь сам хотел кататься. А можно безопасно свалиться на бок - и тем самым сразу разрешить ситуацию.

Консервативный инстинкт самосохранения велит избегать ситуаций, чреватых неопределенностью: живи тем, что уже есть сейчас, чтоб было спокойно и надежно. А стремление к максимальным ощущениям и максимальным действиям - велит действовать. И в результате человек, совершающий черт-те что в жизни, знаком и со страхом, и с тоской, - а все равно прет вперед и действует.

Но вот этот инстинкт самосохранения велит кратчайшим и прямейшим путем избегать неопределенных ситуаций: валиться на бок. Этот голос может быть неслышим - но он никуда не девается, знай себе зудит свое. Это вроде ультразвукового свистка для собаки: людям не слышно, а собака команды выполняет. Вот так и сознание всегда прислушивается к голосу "трусливого" инстинкта, велящего сидеть тихо в своей норе и не высовываться.

И человек вдруг начинает устраивать сам себе обломы - которых потом сам же себе не может объяснить. Он неожиданно хамит начальству, или под моральным предлогом отказывается от выгодного предложения, - и ломает себе карьеру. Он ищет поводов к ссоре с любимой девушкой. Или - вообще труднообъяснимо! - впадает в странную прострацию и с какой-то отчужденной горечью следит, как течение времени без всяких действий с его стороны складывает ситуацию так, что он уже избавлен от необходимости принимать ответственные решения и совершать решительные шаги: все рушится само собой.

Стремление к поражению как стремление к такой ситуации, в которой можно "отдохнуть", не напрягаться, продолжать жить на невысоком, но спокойном, известном, лишенном неопределенности и тем самым гарантированном от неожиданных опасностей и трудностей уровне. Стремление к покою кратчайшим и легчайшим путем. Стремление к предельному равновесию с окружающим миром.

Стремление к поражению как консерватизм инстинкта самосохранения: ничего не менять! пусть все будет как есть!

При этом крайнее выражение стремления к поражению - это стремление к самоубийству (см. "Самоубийство"): устроить ситуацию так, чтоб уже вовсе ничего не нужно было опасаться, вовсе ни для чего напрягаться не надо, равновесие с окружающей средой предельное. Снимаем энергетический излишек живого существа, и продолжаем без малейшего напряга продолжать существование в форме простого круговорота веществ в природе. Наконец-то полный покой и полная безопасность.

То есть. Любому человеку свойствен здоровый и охранительный консерватизм, который предостерегает его от всевозможных авантюр с сомнительным исходом, от опасных и трудных ситуаций, который велит сидеть тихо, не высовываться, не рисковать и беречь все силы. Предохранительная система.

И вот эта предохранительная система вмешивается во все наши действия - с разной степенью успеха и эффективности. Вмешивается "снизу", с уровня инстинкта, через подсознание. Она командует: "Сократись! Делай меньше! Осади назад! Не нужно тебе этого!" И человек начинает конструировать себе поражение, не осознавая что это его собственные, добровольные и самостоятельные, шаги - рушат цель, которую он сам себе поставил.

Таков основной аспект. Избежать огромности неопределенной возможности грядущего поражения тем, что сразу, быстро и самому устроить себе конкретное поражение - и тем покончить с мучительной ситуацией ожидания и готовности черт-те к чему.

Есть еще аспекты. Вот человек вдевается в какое-то большое предприятие. И все поначалу идет хорошо, даже - отлично! Пахнет верхом успеха, о котором он только мечтал! И тут интуиция говорит ему: "Не верю. Это слишком. Вряд ли.

Да нет, не будет этого". Интуиция говорит ему: "Ты не потянешь. Это не твой уровень успеха. Сам чувствуешь, верно?" Слушайте - все есть, все слагаемые успеха: и личные данные, и стечение обстоятельств, и качество делаемого им дела. Но. Пройдет время, и человек убедится: да, в том же месте успеха достигли люди менее способные и подходящие, и не в лучших условиях. Что было? Это можно назвать заниженной самооценкой, можно - неадекватной оценкой ситуации, можно - неуверенностью в себе и своих силах. Единственное, чего бедолаге не хватало - умения дожимать ситуацию, верить в себя, переть вперед безрассудно, тем более что все складывалось в его пользу.

Но. Он вдруг начинает совершать неадекватные, необъяснимые поступки. Он начинает выдвигать какие-то странные, глупые, неожиданные условия. Он вдруг по "необъяснимому внутреннему импульсу" нарушает сроки.

Медлит, когда надо срочно действовать. По странной робости перепускает кого-то вперед себя, объясняя себе это своей моральностью. А фактически - он ищет поводов к поражению.

Зачем ему поражение? Для спокойствия. Какого спокойствия, он же потом всю жизнь будет страдать? Будет. Что с того. Он полагал, что все равно "не потянет уровень победы" - не выдержит, сверзится с вершины, слишком трудно это для него.

Он боялся своей победы. Хотел, мечтал, стремился - но это пахло таким количеством постоянных трудностей и беспокойств, что он предпочел свалиться на бок и прекратить головокружительную езду. Его нервная система потребовала равновесия с окружающей средой на более низком уровне.

И еще один аспект. Стремление к страданию. Многие люди стремятся к поражению - вроде как чем-то на всю жизнь огорченный человек (а кто ж ничем не огорчен?..) в воображении присутствует на собственных похоронах: он уже умер, теперь все хорошо и спокойно, процессия, венки, его все любят, ну - сожалеют хотя бы, понимают ценность его достоинств: такой отрадный и в горечи сладкий трагизм. С высот жизни и здоровья приятно щекочет нервы и бередит чувства такая картина. Вот так и с высот еще возможной и даже наклевывающейся удачи отрадно - горько! сладко! остро! отрадно! - вообразить себе всю глубину своего поражения: зато все в жизни познал, много перестрадал и перечувствовал, что- то в этом очень значительное и манкое ощущается. В мыслях и чувствах уже всего достиг и все потерял, всем насладился и от всего перестрадал: огромную и богатую жизнь прожил... хорошо. И бес толкает под ребро: давай! давай! сделай, чтоб так оно и было! И делает. Оно и спокойно, и надежно, и отрадно, и богато для мыслей и чувств.

Если мы посмотрим на тех, кто долез в жизни до самых вершин, то без труда убедимся, что за редчайшими исключениями не отличаются сверхудачники и сверхпобедители ничем незаурядным, кроме .огромного самомнения, нерассуждающей уверенности в своих возможностях, неотклонимой последовательности в спокойных шагах к цели. Да, неглупы, работоспособны, упорны, но таких немало. Победителей же отличает то, что они абсолютно не хотят поражений. Они делают для победы все, для поражения - ничего.

Пока не дойдут до вершины - они раздражают людей своей наглостью, безапелляционностью, самоуверенностью, отсутствием сомнений в правильности своих суждений и действий. Ясное дело, таких людей меньшинство. Это та цельность, которая граничит с тупостью чувств. И - и - вспомните теперь о Цезаре и Наполеоне. Добравшись до самого верха и полностью реализовав свои притязания, они впадают (синдром достигнутой цели) в некоторую растерянность: а что теперь? Где великая цель, к чему прилагать все силы? Это не машины для жизни на вершине - это машины для достижения вершины. А поскольку с вершины все тропы ведут вниз - они начинают стремиться к поражению: ибо только в поражении могут обрести то максимальное действие, которое требуется их мощным натурам. В победе они уже обрели все возможное и мыслимое. Избранники богов умирают рано - да, но по своей собственной воле, даже если не сознают ее.

Резюме хочется вынести, хотя уже и так все понятно. Стремление к поражению - это стремление свалиться набок, чтоб не тяпнуться со всей скорости и избавить себя от мучительного и рискованного труда лететь по круче; а лететь все-таки хочется, натура требует самореализации и самоутверждения.




Alex_Odessa


Цитата:
Отличная статья. Нет слов. Подходит и к моим колебаниям в ключевые моменты тоже. В бизнесе и т.п.

Зарядил меня на действия - спасибо!

И еще. Тут подходит совет такой - когда страхи сомнения и т.п. одолевают - делай шаг вперед, как головой в омут.
Не зря самураи говорили - "не знаешь что делать - делай шаг вперед!"

Они считали что надолго задумываться вредно. Что бесстрашие воина и взвешивание вариантов - два противоположных процесса. Что воин должен размышлять только о том, как бы достичь цели и выполнить задачу - любой ценой. А долгие размышления приводят к тому, что он начинает руководствоваться личной выгодой, и это означает что в нем поселяется страх потери. Так вместо отваги в средце воина закрадывается страх смерти. Взвешивающий ум всегда предпочтет выжить, даже ценой бесчестья. А для воина - такой образ мысли разрушителен.

Из "Хагакурэ" - наставления самураев.

* * *

<<Все мы желаем жить, и поэтому неудивительно, что каждый пытается найти оправдание, чтобы не умирать.
В ситуации "или - или" без колебаний выбирай смерть. Это нетрудно. Исполнись решимости и действуй. Только малодушные оправдывают себя рассуждениями о том, что умереть, не достигнув цели, означает умереть собачьей смертью. Сделать правильный выбор в ситуации "или - или" практически невозможно.>>

* * *

<<Люди полагают, что размышляя над сложными делами, они могут разобраться с ними. Однако, когда они задумываются над чем-нибудь, у них появляются ложные мысли. Они не могут принять правильное решение, потому что в своих рассуждениях руководствуются стремлением к личной выгоде.
Отказаться от глупых мыслей и взрастить в себе подлинное безличностное мышление нелегко. Но если, рассматривая вопрос, ты не думаешь о нем, а сосредоточиваешь внимание на четырёх заповедях самураев господина Набэсима 1, твоё мнение окажется подстать твоим лучшим суждениям.>>

Нечто подобное советовал в древнем трактате Бхагавад-Гита Кришна - воину из касты кшатриев (потомственному воину) Арджуне. Кришнаиты убили Бхадавадгиту для современных читателей - переврав половину текста (так мне думается так как я её читал когда мне было 17 в переводе русского востоковеда Смирнова - великого человека и буддиста - сама жизнь которого подвиг, так же как и множество томов его переводов с санскрита с комментариями.)

Так вот Кришна готовил Арджуну к бою, который он не хотел начинать. Потому что должен был проивостоять своим родственникам, которых знал еще с детства. А Кришна в образ "водителя" его колесницы - его напутствовал и просветлял. Многие строки оттуда я просто наизусть помню до сих пор. Но щас не о них.

Возвращаюсь к последней цитате из Хагакурэ:

<<Отказаться от глупых мыслей и взрастить в себе подлинное безличностное мышление нелегко. Но если, рассматривая вопрос, ты не думаешь о нем, а сосредоточиваешь внимание на...>>>

на: (а тут лучше подоходит выборочная составная цитата из БхагадвадГиты)

<<Итак, на дело направь усилье, о плодах не заботясь; плодами прельщенные - жалки.
Да не будет плод дела твоим побужденьем, но и бездействию не предавайся.
В йоге устойчивый, действуя, оставив привязанность, Партха!
В неуспехе, удаче будь равным; равновесьем именуется йога.

Признав, что равны счастье, несчастье, неудача и достиженье,
Пораженье, победа, готовься к битве, чтобы греха избегнуть.
Решительна эта мысль, целостна
А нерешительных мысли нескончаемы, многоветвисты.
Неразумные держат пышную речь - Их суть - вожделенье
Кто стремился к утехам и власти, увлекается этим,
Для того недоступна решительная мысль, погруженная в самадхи.>>

Дзен ведет свое начало именно отсюда. Из Индии чистая неиспорченная религией ветка добуддистской и буддистской йоги через Китай попала в Японию. Тут и легла на философию новых потомственных воинов теперь уже не кшатриев, а самураев. Параллелей множество.

Т.е. рецепт для встречи с неопределенностью - воспитанная решимость характера.

<<важно действовать без промедления, когда пришло время.>>




Цитата:
1. Принцип самураев: - не увлекаться слишком долгими размышлениями - а сосредоточиться на своем долге и своем решении. И придерживаться выбранного пути, даже если он приведет к гибели.
Умственное взвешивание - противоположно решимости. Люди медлят оттого, что хотят все взвесить. В таком состоянии подвиг невозможен. Взвешивающий дух - слаб.

2. Принцип из йоги-действия: - чтобы ум перестал быть взвешивающим - нужно с самого начала признать равенство: счастья, несчастья, неудачи и достиженья, поражения или победы. И перестать вообще беспокоится об итоге ситуации - а сосредоточиться на самом процессе. Т.е. дело ради самого дела. И в любом случае исхода - сохранить невозмутимость (В неуспехе, удаче будь равным): в конце концов ты действовал ни ради чего-то, а потому что не мог поступить иначе.

В итоге: - действие которое устремляется дальше чем эгоистические интересы (п.1), и действие, которое не привязанно к результату (п.2) - будет значительно более эффективно.

Веллер клево описал механику того, как человек сам себе записывает поражение, потому что теряет (цитирую - Где великая цель, к чему прилагать все силы?) из вида: ВЕЛИКУЮ ЦЕЛЬ. В общем-то путь который Веллер предлагает - общеизвестый и легкий на словах - поверить в себя и т.п. Но это не единственный путь.
И примеры приводит про великих - имхо - неудачные.

Другой путь - тот что я описал в общих чертах наверху. Когда ты выбираешь цель более великую чем ты сам, тогда твои эгоистичные мотивы - прекращают влиять на твои поступки и все эти сигналы из бессознаельного "брось - это не твое, смирись, проиграй" - натыкаются на одно: "если не я, то кто же?"
Ты уже НЕ ИМЕЕШЬ ПРАВА так думать. За тобою люди, а впереди цель.

И ни фига не правда про великих, ни про Наполеона, ни про Цезаря. Лидеры приходят когда нужны людям и уходят когда становятся не нужны. Лидер не управляет группой, а группа с помощью лидера управляет сама собой. Тот кто это осознал - тот лидером и становится. В первую очередь лидер - становиться таковым - потому что наилучшим образом способен помочь группе достичь её интересов. Лидер не может быть эгоистом. Он всегда действует во имя групповых интересов. Лидер уходит, когда начинает слишком противоречить группе. Поэтому Цезаря и зарезали. И Наполеон потерпел поражение и т.п. и т.д. - потому что они сосредоточились не на групповых интересах, а на своих собственных.
И проигрыш в битве или выигрыш в битве - мы об этом склонны забывать почему-то - это групповое достижение - а не целиком заслуга или вина полководца.
Видите ли Помпей Великий впал в оцепенение и из-за этого все проиграли... Он что один бля сражался с Цезарем?
:)))))))))))

Итак, для того, чтобы в своих действиях достигнуть наибольшего эффекта - твоя цель должна устремляться далее чем мелко-эгоистический интерес и стремление к сладкому кусочку.

Именно поэтому даже в бизнесе в стратегическом менеджменте - фирмы избирают МИССИЮ. Причем правильно избранная миссия не только дает что-то тем на кого она направлена, а помогает компании сосредоточиться на верном сегменте рынка и на СВОИХ клиентах, которые их любят и покупают. Миссия каких-нибудь красителей звучит типа так: "мы делаем мир ярче". :)

Вот например фотоаппараты "поллароид" - кто их сейчас вспомнит? Хотя они были лидерами мгновенной фотографии еще 10 лет назад (самопроявляющаяся штучная фотография). А почему? Потому что перепутали свою миссию. Они думали что их миссия - выпускать то, к чему они приспособили свои производственные мощности, и то в направлении чего работали последние 10 лет... Ан нет... Оказывается миссия была "мгновенное фото"! А цифровая фотография - обещала более удобный сервис мгновенного фото. А они этого не поняли. И дураки вложили деньги в улучшение своей имеющейся технологии, вместо того, чтобы заняться новой, более перспективной. А их настоящие клиенты, которым было важно именно мгновенная фотография - перешли к более расторопным компаниям.

Вообще миссия - это то главное с чего начинается любое предприятие. Без миссии - оно разваливается нафиг. Ибо группа должна быть сплочена вокруг идеи - или начнет разваливатся на глазах, потому что каждый станет тянуть одеяло на себя. Тот кто умеет управлять этим процессом - идеологией - хороший мощный лидер. Извлекает лучшее из себя и побуждает к этому других.

Лидерство - это служение. Лидер - служит своей группе, своим людям. Тот кто не забывал об этом - становился святым еще при жизни. Махатма Ганди - которому с его теорией непротивления злу насилием - Индия обязана бескровному особождению от колониальной зависмости от Англии. Ну и т.п. Та же Мать Тереза и т.д.
Даже поп-звезда - это с одной стороны лидер, а с другой служитель для зрителей.

Когда действие освящено миссией - даже поражение - увековечивается как подвиг в веках. Тот же Спартак.

Поэтому когда речь идет о великих - нельзя их мерять той меркою, что предлагает Веллер. Они не принадлежали себе. И история их падений и взлетов - это не их личная история, а история целых народов. А они просто шли со своим народом или до конца или трусили и бросали его. И величие лидера - определяется той целью - которой он добивался - не для себя, а для других.

Поэтому для того, чтобы преодолеть личностный кризис, когда твое эго подсказывает тебе "упади, покорись судьбе, такой взлет и успех не для тебя" - когда неопределенность пугает и ты замираешь в раздумьях - нужно выйти за рамки личностных интересов и осознать для кого еще и для чего еще - ты это делаешь.

И силы удвоятся.

А те кто лишь добиваются благ для самого себя, ну так и правильно, что в конце концов они останавливаются. Нельзя же долго насиловать мир и ничего ему не давать. А те кому это удается долго - редкостные ублюдки. И я далек от того, чтобы ими восхищаться.

И в других главах Веллер и сам пишет (насколько я помню) что чем больше цель - тем больше энергии вырабатывается для её достижения.

Сообщение оценили Евгений1993 (+1), Amert (+1)

Консультации по соблазнению и отношениям, возврат бывших

Мы не потому не осмеливаемся, что трудно. Трудно оттого, что мы не осмеливаемся

Новые СТАТЬИ - из раздела БЛОГИ