A A A A Автор Тема  (Прочитано 7936 раз)

Показать:   

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Alex_OdessaАвтор темы

Юкио Мисима это замечально известный в Японии писатель, который по примеру героев собственных книг подобно древним самураям - ушел из жизни театрально иполненным харакири при большом скоплении народа. Он стремился к древном идеалам и таким образом выразил свое презрение буржуазным изменениям принципов общества. Одна из мощных его книг по воздействию на меня - которые он написал были:
"Мой друг Адольф Гитлер"
"Золотой Храм"

Среди его книг также имеется толкование и комментарии к древнему трактату воспитания самураев "Хагакурэ" - "Как читать 'Хагакурэ'" / "Хагакурэ" и его автор Дзётё Ямамото"  Ссылка только для зарегистрированных пользователей   Регистрация   Вход 

Привожу ниже отрывки из "Золотого Храма" - которые соответствуют теме пикапа:


Цитата:
Я знал, что его фамилия Касиваги. Главная отличительная особенность Касиваги заключалась в сильно выраженной косолапости обеих ног. Его манера ходить была неподражаема: казалось, он всегда утопает в грязи - едва успеет выдернуть одну ногу, а уже завязла вторая. Все его тело при этом дергалось из стороны в сторону, будто Касиваги танцевал некий диковинный танец, - нет, его походка была ни на что не похожа.
 Вполне понятно, почему я сразу выделил Касиваги из прочих. Его уродство придавало мне уверенности...

 - Ты о бабах? Ха! Я, брат, теперь в два счета распознаю женщин, которые готовы влюбиться в косолапого калеку. Есть среди женского пола такая особая разновидность. Баба этого сорта может всю жизнь прожить и в могилу улечься, так и не сказав никому о своей тайной склонности, а сама год за годом только и мечтала об уроде с ногами, как у меня. Ну так вот, признаки, по которым я определяю любительницу косолапости, таковы: это, как правило, красотки высшего класса; носик у них непременно остренький и надменный, но зато в рисунке рта есть этакая легкая распущенность...
 В этот момент мимо нас проходила молодая женщина.

Мы с Касиваги сидели на бревне как раз напротив этой ограды. Я случайно взглянул в лицо женщине и, ошеломленный, замер - аристократичные черты в точности соответствовали приметам, по которым Касиваги определял "любительниц косолапости".

Женщина несомненно приближалась, но время тянулось мучительно, словно нарастающая боль, и с каждым шагом в лице незнакомки все яснее проглядывали иные, не имевшие к ней никакого отношения черты.
 Касиваги поднялся и сдавленно прошептал мне на ухо:
 - Пошли. Делай все, как я скажу.
 Я вынужден был подчиниться. Мы шли по самому краю спортплощадки, по парапету, рядом с женщиной, но на полметра выше.
 - Прыгай вниз! - ткнул мне в спину острым пальцем Касиваги.
 Я спрыгнул на тротуар, благо было невысоко. Тут же рядом со мной с ужасающим грохотом приземлился на свои больные ноги Касиваги и, конечно, упал.
 Тело в черной студенческой форме распласталось у моих ног, в нем не было ничего человеческого, и на миг мне показалось, что это какая-то грязная лужа, оставшаяся на асфальте после дождя.
 Касиваги свалился прямо под ноги женщине, и она замерла на месте. Я опустился на колени, чтобы помочь ему подняться. Посмотрев снизу на гордый, правильный нос, чувственный рот, влажно блестевшие глаза незнакомки, я отчетливо увидел перед собой лицо Уико, освещенное луной.
 Но мираж тут же рассеялся, и передо мной вновь оказалась молодая женщина, точнее девушка - ей не могло быть больше двадцати; она презрительно оглядела меня и собралась продолжить свой путь. Касиваги почувствовал ее намерение еще прежде, чем я. Он громко закричал. Страшный вопль далеко разнесся по пустынному в этот полуденный час кварталу.
 - Какая жестокость! Неужели ты хочешь уйти и бросить меня здесь?! Ведь это из-за тебя я так расшибся!
 Девушка обернулась, и я увидел, что она вся дрожит. Тонкими, сухими пальцами она провела по бледной щеке и спросила у меня:
 - А что я могу сделать?
 Касиваги, подняв голову, пристально посмотрел ей в глаза и очень отчетливо произнес:
 - Йод-то, поди, у тебя дома есть?
 Немного помолчав, девушка повернулась к нам спиной и пошла обратно к дому. Я помог Касиваги подняться на ноги. Он тяжело навалился на меня, дыхание его было прерывистым; но стоило мне, подставив ему плечо, тронуться с места, как он пошел с неожиданной легкостью.


---------

На следующий день я отправился на занятия, снедаемый беспокойством за Касиваги.

 - Как твои ушибы?
 - Какие еще ушибы? - взглянул он на меня, снисходительно улыбаясь. - Ну откуда им взяться? А? С чего тебе в голову-то взбрело, что я действительно ушибся?
 Я ошарашено уставился на Касиваги, а он, еще немного помучив меня, снисходительно объяснил:
 - Это же был цирк чистой воды. Я столько тренировался падать на асфальт, что достиг в этом деле совершенства. Так могу грохнуться - любому покажется, будто я все кости себе переломал. Правда, я не ожидал, что она попытается пройти мимо, словно ничего не случилось. Но это ерунда. Зато она в меня уже втюрилась. Нет, не так. Она втюрилась в мои косолапые ноги. Представляешь, сама их йодом мазала.

-----------


 Как-то в мае Касиваги предложил - не дожидаясь воскресенья, когда кругом будет полно народа, а прямо в один из будних дней - вместо занятий отправиться на гору Арасияма на пикник. Характерно, что при этом он заявил: "В ясную погоду не поеду. Только если будет пасмурно". Компанию составить нам должны были та самая барышня из испанского особняка и еще соседка Касиваги, которую он пригласил специально для меня.

Касиваги сдержал слово. Я увидел его у вокзального турникета рядом с двумя женскими фигурами. Одну из них я сразу узнал: тонкий, надменный нос, припухшие губы. Через плечо красавицы, поверх дорогого заграничного платья, висела на ремешке фляга. Рядом с этой барышней пухленькая и низкорослая соседка Касиваги, скромно одетая и неприметная, выглядела жалковато. Пожалуй, только маленький подбородок да поджатые губки были по-девичьи привлекательны.
Настроение, которому по всем понятиям следовало бы быть праздничным, испортилось у меня еще в электричке. Касиваги и его подруга все время ссорились между собой (слов, правда, разобрать я не мог); несколько раз она прикусывала губу, явно сдерживая слезы. Вторая девица сидела с безразличным видом и тихонько напевала модную песенку.
---
Барышня развернула сверток с завтраком. Не зря Касиваги говорил, что еду мне брать с собой не обязательно: здесь были и бутерброды, и заморские сласти, и даже бутылка виски, которым снабжали оккупационные войска, - японец мог его купить разве что на черном рынке.

---

Я обычно не пил спиртного, но тут, следуя примеру Касиваги, с поклоном принял рюмку из рук девушки. Наши спутницы предпочитали чай из фляги.
 Я до сих пор не мог поверить, что Касиваги и эту красавицу связывают близкие отношения. Почему такая гордячка снизошла до нищего, хромого студента? Словно отвечая на мой невысказанный вопрос, Касиваги после двух-трех рюмок заговорил:
 - Видел, как мы с ней собачились в электричке? Понимаешь, родители заставляют ее выходить замуж за одного типа, которого она терпеть не может. Ну, она сразу хвост поджала и лапки кверху. А я ее попеременно то утешал, то пугал, что расстрою к чертовой матери эту свадьбу.
 Все это Касиваги говорил мне, словно девушка и не сидела тут же, вместе с нами. Она молча слушала его, и на лице ее не дрогнул ни единый мускул. Нежную шею украшали голубые фарфоровые бусы, роскошные волосы бросали мягкую тень на лицо, сиявшее почти нестерпимой свежестью на фоне хмурого неба. Затуманенный взгляд придавал этому лицу обнаженное и беззащитное выражение. Припухлые губы, как всегда, были слегка приоткрыты, и в узкой щели сухо белели зубки - мелкие, ровные и острые, словно у какого-нибудь зверька.
 - О-о! Как больно! - закричал вдруг Касиваги и, согнувшись пополам, схватился руками за щиколотки. Я испуганно кинулся к нему, но он оттолкнул меня, незаметно подмигнув, - по лицу его скользнула холодная улыбка. Я отпрянул.
 - А-а! Больно! - снова застонал Касиваги, в его крике звучала неподдельная мука. Я непроизвольно взглянул на барышню. Лицо ее разительным образом переменилось: глаза лихорадочно заблестели, задрожали губы, лишь гордый точеный носик оставался все тем же, странно контрастируя с остальными чертами и нарушая гармонию этого лица.
 - Прости меня! Прости! Сейчас я тебя вылечу! Сейчас!
 Впервые я услышал, чтобы она говорила таким пронзительным голосом, словно кроме них двоих здесь никого не было. Девушка поспешно огляделась по сторонам, опустилась на колени и обняла ноги Касиваги. Сначала она прижалась к ним щекой, потом стала осыпать поцелуями.
 Вновь, как и при первой их встрече, меня охватил непреодолимый ужас. Я обернулся на вторую девушку. Она смотрела в другую сторону и с безразличным видом мурлыкала песенку...
 В это мгновение сквозь тучи проглянуло солнце. А может быть, мне только показалось. Однако несомненно одно: тихому спокойствию пейзажа пришел конец; вся прозрачная картина, окружавшая нас - сосновые рощи, блеск речной воды, синевшие вдали горы, белые скалы, яркие пятна азалий, - вдруг словно покрылась сеткой мельчайших трещин.
 Чудо, которого, очевидно, жаждала барышня, свершилось - стоны Касиваги постепенно затихли. Он поднял голову и опять послал мне холодный насмешливый взгляд.
 - Прошло! Чудеса да и только. Надо же, стоит тебе так сделать, и боль сразу куда-то уходит.
 Он взял барышню обеими руками за волосы и поднял ее лицо кверху. Она глядела на него снизу, словно преданная собака, и искательно улыбалась. В безжалостном свете пасмурного дня лицо юной красавицы внезапно показалось мне уродливой физиономией старухи, о которой рассказывал Касиваги.
 После "совершения чуда" мой приятель пришел в отличное расположение духа. В его безудержном веселье временами сквозило чуть ли не безумие. Он то заливался громким хохотом, то сажал барышню себе на колени и начинал с ней целоваться. Смех его раскатывался эхом по лесистому склону.
 - Ну, что сидишь как пень? - крикнул мне Касиваги. - Я же специально для тебя подружку привел, так давай, обхаживай ее! Или ты боишься, что она станет смеяться над твоим заиканием? Ничего, ничего, заикайся! Может, ей нравятся заики!
 - Так ты заика? - спросила меня его соседка, словно впервые услышав об этом. - Ничего себе компания собралась - сплошные калеки.
 Ее слова больно кольнули меня, стало невмоготу оставаться здесь. Я испытал к этой девице жгучую ненависть, но - странное дело - тут же закружилась голова, и на смену, ненависти пришло желание.
 - Ну, расходимся, - объявил Касиваги, поглядывая на юную пару, все еще качавшуюся на качелях. - Встречаемся в этой же беседке через два часа.
 Они с барышней ушли. Мы спустились немного вниз, а потом вновь стали подниматься по отлогому склону.
 - Снова девушке голову морочит своими чудотворными фокусами. Обычный его трюк, - заметила девица.
 Я спросил, заикаясь:
 - А откуда ты знаешь?
 - Подумаешь, у меня у самой с ним роман был.

-------
Касиваги снова восстановил себя во всех правах. Теперь я мог без стеснения задать давно интересовавший меня вопрос - что сталось с барышней из испанского особняка?
 - А-а, с той-то. Давным-давно замуж вышла, - ответил он как ни в чем не бывало. - Я ее научил, как скрыть от жениха, что она не девушка. Ей достался такой олух, что никаких проблем, кажется, не возникло.

 - Тут живет неподалеку одна преподавательница икэбаны. Она скоро должна зайти. Я с ней роман кручу, а заодно икэбане учусь. Но теперь, как видишь, я уже кое-что могу сам, поэтому эта учительница начинает мне надоедать. Она вообще-то баба красивая и молодая еще. Во время войны у нее были шуры-муры с каким-то офицериком, даже родила от него. Но ребенок умер, а любовника убили, вот она и пустилась во все тяжкие. Деньжата у нее водятся, так что преподаванием она занимается для собственного удовольствия. Хочешь, забирай ее себе. Она с тобой пойдет, вот увидишь.

Я очень хорошо все помню: ее хрипловатый голос, безукоризненные манеры и вежливые речи, с которыми странно контрастировал лихорадочный блеск глаз; мольбу, явственно звучавшую в ее словах, когда она обращалась к Касиваги, пытаясь сохранить при постороннем видимость приличия... Я понял истинную причину, по которой Касиваги позвал меня сегодня к себе, - ему надо было прикрыться кем-то от докучливой любовницы.

Когда ее душевные муки стали, казалось, невыносимыми, она вдруг взяла себя в руки, видимо решив на время отказаться от попыток смягчить сердце Касиваги. Прикинувшись абсолютно спокойной, женщина окинула взором тесную комнатку и впервые заметила икэбану, что стояла в токонома.
 - О, какая прелестная композиция! Прекрасная работа!
 Касиваги словно ждал этих слов и нанес последний удар:
 - По-моему тоже, получилось неплохо. Вряд ли ты можешь меня еще чему-то научить. Так что наши уроки больше ни к чему.
 Увидев, как изменилось при этих жестоких словах лицо учительницы, я отвел глаза. Она попыталась рассмеяться, потом, не поднимаясь с колен, как того требовала вежливость, приблизилась к токонома.
 - О боже, да что же это! Будь они прокляты, эти цветы! - вдруг вскрикнула учительница, и поднос с водой оказался на полу, побеги хвоща полетели в разные стороны, от ирисов остались одни клочки - все украденные мной цветы лежали смятые и растерзанные. Я невольно вскочил, но, не зная, что делать, прижался спиной к окну. Касиваги стал выкручивать женщине тонкие руки, потом схватил ее за волосы и с размаху ударил по лицу. Действовал он совершенно с той же размеренностью и жестокостью, будто продолжал обрезать ножницами стебли и листья ирисов для икэбаны.
 Учительница закрыла ладонями лицо и бросилась вон из комнаты. Касиваги же взглянул на меня - потрясенный, я стоял ни жив ни мертв, - улыбнулся странной, детской улыбкой и сказал:
 - Что же ты, беги за ней. Утешь ее. Ну же, торопись.


Консультации по соблазнению и отношениям, возврат бывших

Мы не потому не осмеливаемся, что трудно. Трудно оттого, что мы не осмеливаемся

 

Здесь форум пикапа или институт семьи?

Автор: Miss black
Раздел: Технические вопросы по форуму

Ответов: 49
Просмотров: 2345
Последний ответ 27 Января 2019, 14:39
от schulz
"Бумеранг": реальность или выдумка?

Автор: Kay
Раздел: Беседка

Ответов: 64
Просмотров: 8005
Последний ответ 25 Ноября 2014, 10:53
от Warlock
Книга "Разговор с экстремистом"

Автор: Мишаня
Раздел: Хранилище интересного

Ответов: 44
Просмотров: 4086
Последний ответ 16 Июня 2015, 17:42
от KONGO
"Любовь" Гаспара Ноэ. Обсудим?

Автор: MwNN
Раздел: Хранилище интересного

Ответов: 0
Просмотров: 1468
Последний ответ 13 Января 2016, 10:26
от MwNN

Поиск